Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Стих за Троцкого

Я Троцкого люблю за то, что путинская мразь
Не назовет его "своим" ни в жисть
Так низко только Сталин умудрился пасть
А Троцкий - не падет. Хоть он и жид.

И с Лениным играют, хоть и жгет
Им факел Ленина буржуйскую ладонь
На людях Сталина "не любит" редкий "путреот"
А Троцкий - он не их. Он чистый, как огонь.

О двойных фамилиях: Ленин-Ульянов, Сталин-Джугашвили и Молотов-Скрябин

"Партийные клички и литературные псевдонимы при царском режиме вызывались очевидной необходимостью."
из кн. Суханов, "Записки о революции":

    "По избрании Совета в Исполнительный Комитет, как мы знаем, входили прежде всего члены президиума, думские депутаты Керенский, Скобелев и Чхеидзе и секретари Гвоздев, Гриневич-Шехтер, Панков и Соколов, а затем следующие восемь человек (в алфавитном порядке): Александрович-Дмитриевский, Беленин-Шляпников, Капелинский, Павлович-Красиков, Петров-Залуцкий, Стеклов-Нахамкис, Суханов-Гиммер, Шатров-Соколовский.

[читать всю цитату]На первом месте каждого двойного имени здесь указан псевдоним, под которым его владелец был так или иначе известен в общественной или литературной работе и под которым он был избран в Исполнительный Комитет.

Эти "псевдонимы" и "анонимы", как известно, вскоре явились благодарным источником травли руководителей Совета. Буржуазная печать довольно дружно стала играть на том, что демократией, а затем чуть не Россией правит неизвестно кто, какие-то, быть может, весьма темные и, во всяком случае, никому не известные лица, стоящие за спиной советской массы. Прием не новый и хорошо испытанный шакалами реакции! Во время Парижской коммуны то же самое проделывала версальская пресса с "анонимами", с "центральным комитетом" федеральных батальонов...

Наша почтенная пресса "обеих столиц" отмечала все неприличие псевдонимов, сокрытия имен и такого безответственного положения людей, взявших на себя огромное и ответственное общественное дело. По существу, эти указания были совершенно правильны. Но в основе такого положения дел не было решительно никакого злого умысла со стороны членов Исполнительного Комитета. Партийные клички и литературные псевдонимы при царском режиме вызывались очевидной необходимостью. После революции они в первое время были в ходу по той простой причине, что их так или иначе знали в более или менее широких кругах, а официальных имен из паспортов часто решительно никто не знал.

Что касается желания укрыться за псевдонимами, то, может быть, в самый первый момент кем-либо и руководило чувство осторожности перед лицом возможного разгрома революции в ближайшие же дни или часы. Но, конечно, главным стимулом и здесь была застарелая привычка каждого называться знакомым псевдонимом в каждом общественном деле. А затем, в последующие дни, заниматься этим пустяком просто никому не приходило в голову. Всем было совершенно не до того, и никто не видел никакого интереса в том, чтобы афишировать свои имена и во всеуслышание сообщать о себе сведения, хотя бы в пределах старого полицейского паспорта.

Но я свидетельствую, что никто никогда не скрывал активно своих официальных имен. Кто ими интересовался, всегда мог узнать и опубликовать любое имя. В тот же момент, когда грязная игра на этом буржуазно-бульварной прессы обратила на себя внимание, все имена вместе с псевдонимами были опубликованы в "Известиях" по постановлению Исполнительного Комитета. Дело-то, однако, в том, что правые газеты того времени именно для этой игры сознательно хранили эту видимость закулисных тайн в советских организациях; они на деле совершенно не интересовались нашими именами.

...
В описываемое утро к перечисленным выборным членам Исполнительного Комитета присоединились представители партий... Это были большевики Молотов-Скрябин, а затем Сталин-Джугашвили..."


Собственно, к сказанному на эту тему Сухановым еще в 1919 году добавлять почти нечего. А привычка помнить и называть человека по его никнейму сегодня знакома любому заядлому интернетчику. И в то время тоже, псевдонимы использовали абсолютно все подпольщики, в том числе и большевики. Используя свои черновики, я попробовал составить список всех членов и кандидатов в члены ЦК 1917-1924г. с двойными фамилиями.

[смотреть список]
Урицкий-Борецкий
Свердлов-Мовшевич
Артём-Сергеев
Ленин-Ульянов
Зиновьев-Радомысльский
Каменев-Розенфельд
Глебов-Авилов
Ломов-Оппоков
Троцкий-Бронштейн
Коллонтай-Домонтович
Сталин-Джугашвили
Мицкявичус-Капсукас
Томский-Ефремов
Радек-Собельсон
Раковский-Станчев
Ярославский-Губельман
Гусев-Драбкин
Пятницкий-Таршис
Молотов-Скрябин
Киров-Костриков
Комаров-Собинов
Осинский-Оболенский
Сафаров-Вольдин
Владимиров-Шейнфинкель
Зорин-Гомберг


Таковых оказалось в моем списке 25 человек из 129. На самом деле еще больше: например, указанный у Суханова Шляпников-Беленин в мой список не попал. С течением времени процент двойных фамилий падает, после 1924 их почти нет. Оно и понятно. При советской власти конспирация не нужна. В ЦК постепенно входят менее известные люди, не обладающие известными подпольными кличками. Ведь они известны партии уже не по подполью, а по легальной деятельности в советский период.